Пропуск за ворота

Пропуск за ворота

В чём-то гражданам России повезло. Если жители большинства стран получают паспорт только для выезда за границу и чувствуют себя с ним не слишком уютно, то мы привыкли к нему давно: паспорта у нас существуют уже почти три столетия и отменять их, похоже, не собираются.

Пропуск за ворота
На заре истории человечества роль удостоверяющих личность документов могли играть, например, перстень с сердоликом с именем фараона или папирусный пропуск. Китайские императоры и монгольские ханы выдавали доверенным лицам пайцзу - табличку, которая гарантировала путешественнику еду, кров и лошадей. В зависимости от важности миссии она была деревянной, серебряной или золотой. В средневековой Европе торговец после уплаты пошлины получал бумагу под названием «паспорт» - на латыни passe portes означало «проход через ворота».

В России о паспортах долго не было и речи. И только в 1649 году Соборное уложение предписало едущим за рубеж обзавестись «проезжими грамотами», которые выдавались при царском дворе или прямо на границе. Позже такие документы стали называться «опасными письмами», а проезжие грамоты требовали уже и внутри страны из-за массового бегства крестьян на Дон и в Сибирь от крепостной неволи.

С 1724 года любой крестьянин, уезжавший из своей деревни на заработки, обязан был обзавестись «пропускным», или «прокормёжным» письмом, где указывались его имя и приметы, чтобы «кто другой, воровски», не смог им воспользоваться. Такую бумагу подделать было легко, но это каралось вырыванием ноздрей и вечной каторгой. Тех, кого ловили без документов, били кнутом и возвращали владельцу.

В Европе паспортные строгости начались в XV веке - чтобы отличаться от бродяг и нищих, добропорядочные обыватели вдали от дома должны были иметь с собой паспорт. Ещё через столетие появились «чумные паспорта» для тех, кто приехал из мест, где свирепствовала эпидемия, - они подтверждали, что их владелец здоров. «Военные паспорта» удостоверяли, что человек не скрывается от военной службы. «Ремесленные» - что он занимается своим ремеслом законно, с разрешения цеха.

Количество ограничений росло, и в XVII столетии Людовик XIV вообще запретил представителям «неблагородных» сословий ездить по стране без паспортов. Приезжая в другой город, они должны были зарегистрироваться в полиции; в первую очередь этого требовали от иностранцев, в которых подозревали шпионов. Чужеземцам приходилось обзаводиться в каждой стране новым паспортом.

Эпоха революций ликвидировала внутренние паспорта европейцев - последними их лишились евреи, так что до 1914 года путешествовать по Европе было так же легко, как сегодня. Иначе было в Америке - у «ворот» Нью-Йорка, на острове Эллис, была организована проверка документов мигрантов; тех, у кого их не было, немедля отправляли назад или, при отсутствии денег на проезд, «натурализовывали» в тюрьме.

В России паспортная система постоянно расширялась. В 1803 году появились «адресные билеты» - если путешествующим дворянам было достаточно свидетельства о происхождении, то для всех прочих «билеты» были обязательны. При Николае I регистрироваться в Адресной экспедиции заставили иностранцев. После этого все документы, удостоверяющие личность, стали называть паспортами. Владельцу просроченного паспорта грозили арест и отправка под конвоем к месту жительства.

Пропуск за ворота
Император не поощрял выезда подданных за границу, где они могли набраться вредных идей. Дворянам позволялось уезжать за рубеж только на пять лет, всем остальным - на три года, причём исключительно для торговли, лечения, а по всем остальным поводам - с личного царского разрешения. Заграничный паспорт стоил 500 рублей серебром, и позволить себе такую роскошь могли немногие.

При царе-реформаторе Александре II за границу мог бессрочно выехать любой, кто имел справку из полиции и поручительство «надёжного лица». Выдавали паспорта в канцелярии градоначальника или губернатора в течение двух недель, но обычно господа давали дворнику пять рублей, и через час он приносил готовый паспорт. В этом документе не было ни фотографий, ни словесного описания владельца, поэтому революционеры и прочие нарушители законов нередко покидали страну по чужому паспорту. Например, отбывший ссылку молодой революционер Владимир Ульянов в 1900 году уехал за границу по паспорту статского советника Николая Ленина - так родился его знаменитый псевдоним.

Либеральное отношение к «чистой» публике, выезжающей за границу, не распространялось на остальных жителей России - от них по-прежнему требовали иметь при себе паспорт (вид на жительство) при отъезде из дома дальше, чем на 50 вёрст. В 1895 году полиции велели регистрировать все паспорта по месту жительства - это было то, что позже назвали пропиской. На сей раз паспорта пришлось получать и дворянам, хотя их выдавали не на 5 лет, как всем остальным, а бессрочно.

Выдавали в основном мужчинам: жёны, сыновья до 18 лет и дочери до 21 года вписывались в паспорт отца семейства. Замужняя женщина могла получить паспорт только с разрешения супруга. Кроме фамилии и семейного положения, в документ вписывали место жительства, вероисповедание и особые приметы, которые позже заменила фотография.

Из одного листка выросла целая «паспортная книжка», которую вдали от дома лучше было носить при себе. Это вызвало протест у того же Ленина, в одной из статей назвавшего паспорт символом полицейского гнёта. Поэтому с приходом большевиков к власти одним из первых декретов они отменили все документы, удостоверяющие личность.

На Западе паспорта, напротив, возродились в годы Первой мировой войны. Не только в воюющих, но и в нейтральных странах иностранцев заставили обзавестись международными паспортами. Кое-где ввели и внутренние, но чаще их заменяли удостоверения личности (по-английски ID) - сначала их выдавали госслужащим, а потом и всем желающим. В США ID не прижилось - до сих пор его роль обычно играют водительские права.

Тоталитарные режимы таких вольностей не допускали: в нацистской Германии все должны были иметь при себе Kennkarte (личную карточку), а самые предусмотрительные носили с собой ещё и Ahnenpass - «паспорт предка», доказывающий арийское происхождение. Неарийцы получали особое удостоверение, наличие которого не давало никаких прав, но отсутствие грозило концлагерем и смертью.

Советская Россия недолго обходилась без паспортов: уже через год после революции их возродили в форме трудовых книжек. Вернулись и международные паспорта, без которых в страну никого не пускали. У выезжающих за границу, напротив, отбирали все документы, и в эмиграции они много лет жили по «нансеновским паспортам», которые внедрил знаменитый путешественник Фритьоф Нансен.

В 1923 году личные документы отменили вновь. Правда, трудовые книжки и удостоверения личности остались, но получали и регистрировали их исключительно по желанию. О каком же «молоткастом, серпастом» советском паспорте в 1929 году писал Маяковский в знаменитом стихотворении? Конечно, о международном. Поэт, бывавший за границей чуть ли не каждый год, по праву гордился своей «краснокожей паспортиной» - такую могли позволить себе немногие счастливцы.

Пропуск за ворота


Паспорта почти всегда украшены государственным гербом. Цвета обложки тоже имеют национальный колорит. Однако есть страны, постоянно меняющие цвет паспортов. К примеру, первый американский международный паспорт, введённый в 1918 году, был бежевым, потом стал зелёным, красным, а после вступления страны во Вторую мировую снова приобрёл зелёную «защитную» окраску. Только в 1976 году, к двухсотлетию США, он стал синим.

Пропуск за ворота
Сталинский «великий перелом» пресёк вольности с документами - в декабре 1932 года указ ВЦИК ввёл общегражданский паспорт СССР. Туда ставили штамп о прописке и вписывали данные о семейном положении и национальности. С 1937 года в паспорте стала обязательной фотография - её вклеивали при выдаче документа в 16 лет, а в 25 и 45 дополняли новыми. Фотографироваться на паспорт позволялось только в приличной одежде, без головного убора и с мрачно-серьёзным выражением лица.

В первых паспортах была графа «социальное положение», которая в те годы определяла многое. Представителям «эксплуататорских классов» - дворянам, священникам, нэпманам - паспорта не выдавали, что сделало их «лишенцами», то есть лишёнными гражданских прав. Лишили паспортов и всё многомиллионное крестьянство; чтобы уехать в город работать или учиться, колхозник должен был получить разрешение председателя.

«Второе крепостное право большевиков», как шутники расшифровывали сокращение ВКП(б), было отменено только в 1950-е годы. Но и обладателям паспорта приходилось не легче: переехав на новое место, они должны были не позже чем через 24 часа встать на новом месте на учёт, предоставив данные в милицию.

Выдававшие документ паспортные столы подчинялись НКВД, что ставило каждого советского гражданина под плотный контроль «органов». Тем, кто побывал в заключении, в плену или в оккупации, выдавали паспорта с «особыми» номерами, при виде которых любой кадровик понимал, с кем имеет дело.

В 1974 году паспорт стал наконец обязательным для всех и сменил обложку с зелёной на красную. Красным он остался и в Российской Федерации, но обзавёлся двуглавым орлом на обложке и многоуровневой системой защиты. Из паспорта убрали графу «национальность», а не так давно собрались отменить и сам этот документ, заменив его пластиковым удостоверением личности по западному образцу. Но соответствующие органы быстро внесли ясность - без паспортов россияне не смогут обходиться ещё лет 15, а то и больше.

По материалам газеты "Металлург"


Пропуск за ворота