8 февраля. На БМЗ получен первый промышленный титан

8 февраля. На БМЗ получен первый промышленный титан

8 февраля 1960 года на свет появилась первая крица промышленного выпуска березниковского титана. От этого события нас отделяют две пятёрки - 55 лет. Одну пятёрку история поставила за преодоление трудностей в создании новой технологии, вторую - за непрекращающееся уже полвека совершенствование начинки цеха №35. Как рождался титан, «Металлургу» рассказали очевидцы событий и архивные фотографии.

Важнейшим подразделением завода в конце 50-х становится опытный цех. Спроектированное оборудование и технология, призванные воплотить в реальность магнийтермический метод производства титана, оказались очень далеки от совершенства, поэтому задолго до пуска титанового производства в опытном развернулись масштабные исследования, в которые помимо инженеров предприятия были вовлечены учёные институтов «Гиредмет» и ВАМИ.

В начале 1959 года подготовка к выпуску титана в промышленных объёмах заметно активизируется: производится набор будущих аппаратчиков по получению титановой губки, прессовщиков, выбивщиков и раздельщиков. В их числе оказывается и нынешний председатель Совета ветеранов комбината Валерий Колпаков.

Валерий КОЛПАКОВ:
- В марте 1959 года начались курсы. Я попал в группу прессовщиков. Учились мы в бывшей бане посёлка металлургов, сейчас на этом месте, напротив пруда - заросший пус­тырь. Занятия вёл инженер Александр Голубев. Месяц мы отучились, и поскольку в цехах кроме стен на тот момент ничего не было, нас направили на стажировку в Запорожье.


В январе 1960-го цех начали готовить к пуску - сушить печи, проверять системы обдува. Поручить это всё автоматике не было никакой возможности: её в тот момент просто не было. Из киповских приборов были лишь те, что контролируют температуру. Именно поэтому самую ответственную операцию - подачу тетрахлорида титана на процесс восстановления - печевые Сергей Лузгов и Вячеслав Хоринов из смены мастера Анатолия Путина производили вручную, поворотом вентиля.

Анатолий ПУТИН:
- 1 февраля 1960 года в 5 часов 55 минут мы начали подачу тетрахлорида титана для процесса восстановления на печи №1. Несмотря на то, что технология была опробована в опытном цехе, определённая нервозность была: как поведёт себя расплав, каким будет давление? А когда всё пошло нормально, успокоились. «Запомните это время и это событие - оно войдёт в историю!» - сказал я своим печевым.


На память об этом событии осталась фотография - группа участников процесса около реакционного стакана и выбитой крицы, хотя фотосъёмка в цехе была категорически запрещена в связи с абсолютной секретностью производства. Впрочем, система безопасности на предприятии тогда была свое­образной: на секретное производство рабочие приезжали прямо на своих велосипедах и мотоциклах, поскольку не то что проходной, но и забора ещё не было. Так и дошли до нас фото того времени, часть из которых сделана на ФЭД, принадлежавший прессовщику Валерию Колпакову.

Первая крица титана едва весила 600 кг. И дробили её прессом по нынешним меркам слабеньким: кривошипно-шатунный механизм пресса К-968 создавал усилие всего в 650 тонн. Раздробленная в прессах сначала на крупные, затем на мелкие куски титановая губка поступала в щековые дробилки, затем на грохоты и на сортировочный конвейер. Финальная стадия - упаковка готовой губки, только вместо привычных сейчас алюминиевых контейнеров и бочек, упаковочной тарой служили обычные молочные фляги (на снимке вверху слева). И дело даже не в маскировке - просто другой подходящей тары на тот момент не было.

Валерий КОЛПАКОВ:
- Сверху на губку клали прокладку и закрывали флягу. Аргон ещё не закачивали, что имело неожиданные последствия: на переработку в Верхнюю Салду после хранения губка приходила частично окислившаяся, с цветами побежалости. Нас вызывали туда «на ковёр», мы снова сортировали губку, бракованные куски выкидывали, остальную вновь им отправляли.


На начальном этапе промышленного производства губки недостатков было предостаточно. Магний приходилось загружать в виде чушек и разогревать. Реакционный стакан был крайне неудобен в эксплуатации - было проблемой точно состыковать его выпускной патрубок с патрубком реторты. Мало того, губка прилипала к чёрному металлу, из которого был сделан стакан, и её приходилось выбивать отбойным молотком. А новые печи строились с расчётом на увеличение выпуска губки за один процесс, ставились задачи улучшения качества.

Анатолий ПУТИН:
- Чтобы достичь высокой производительности аппаратов получения губчатого титана и высокого его качества, в 1961 году в цехе ВиД было создано бюро новой техники. В него входили несколько инженеров, конструкторы, рабочие, технологи, сварщики. Совместными усилиями институтов и бюро за первые 10 лет было сделано очень много усовершенствований аппаратуры.

Во-первых, от чушек перешли к жидкому магнию. Во-вторых, отказались от реакционного стакана и к 1963 году разработали конструкцию аппарата восстановления для конденсации хлористого магния и магния в реторту. Чтобы добиться нужного результата (жаропрочности и химической неактивности с титаном), мы перебрали почти 200 видов нержавеющей стали.

В-третьих, стали дегазировать тетрахлорид титана и очищать магний электролитом в миксерах. В-четвёртых, привезли цистерну с чистым жидким аргоном, чтобы стабилизировать его поступление в производственный цикл. В-пятых, крицу из реторты решили не выбивать, а выдавливать прессом.


Вся модернизация титанового производства прошла на глазах Владимира Кокшарова, который в 1963 году пришёл в цех обычным печевым и вырос до начальника корпуса. Тогда в ВиДе было всего 63 оси, часть из которых занимали ёмкости с тетрахлоридом и миксеры. Через 6 лет внутри остались только участки восстановления, дистилляции и разделявший их монтажный. Количество печей увеличилось, их производительность выросла с 900 до 1350 кг губки за цикл.

Владимир КОКШАРОВ:
- Когда в 1966 году пустили третий корпус, производительность продолжали потихоньку повышать с 2 до нынешних 4,8 тонн за цикл. Но чем больше производительность, тем тяжелее сама реторта и тем плотнее губка, что осложняет процесс её сепарации.

Существует миф, что в те годы якобы была высокая аварийность, и рабочие всю смену противогазы не снимали. Неправда это. Выбросов было немногим больше, чем сейчас, и с ними быстро справлялись. Да, противогаз всегда был с собой, но намного чаще мы пользовались «соской».


Благодаря внедрённым новшествам комбинат стал рентабельным, а губчатый титан достиг мирового качества.

В канун юбилея корпоративный музей обновил экспозицию, посвящённую выпуску первого титана. Помимо фотографий и документов на выставке появится часть самой настоящей крицы. Конечно, не самой первой, а произведённой в канун праздничной даты. Символизм в этом очевидный: из прошлого, через настоящее, в будущее - к новым свершениям!

Алексей ЛАЗИЕВСКИЙ
Металлург №5, 6 февраля 2015 года


8 февраля. На БМЗ получен первый промышленный титан

8 февраля. На БМЗ получен первый промышленный титан

8 февраля. На БМЗ получен первый промышленный титан

8 февраля. На БМЗ получен первый промышленный титан

8 февраля. На БМЗ получен первый промышленный титан

Фотографии предоставлены производственно-историческим музеем АВИСМА



С помощью нашего сайта можно узнать подробности истории АВИСМЫ, технологии производства титана губчатого, применении титана.