В плену у Хозяйки Медной горы

В плену у Хозяйки Медной горы

Тагильский камнерез Виктор Васильев с детства пленён... Хозяйкой Медной горы. 52 года она не отпускает его от себя, привлекая невероятной красотой камней!

Виктор Михайлович громко заявил о себе, начав создавать из поделочного камня букеты в традиции высокого ремесла знаменитого Карла Фаберже. У Васильева поделки не миниатюрные, а побольше. Его творения завораживают: ветка рябины из яшмы, стройные ирисы из пронзительного синего лазурита в вазе из горного хрусталя, словно наполненной водой, ландыши из кахолонга, чароитовые фиалки и любимые васильки в букете с золотыми овсяными колосьями, звенящими от малейшего к ним прикосновения...

В плену у Хозяйки Медной горы
Нежность. 2008 г. Кахалонг, нефрит, халцедон, золото.


Цветы кажутся настолько живыми, что хочется вдохнуть их аромат. В коллекции более 70 произведений. Выставочные образцы не продаются. Художник создавал их с большой любовью. В одной композиции может быть до 16 различных поделочных камней. После обработки такая утончённость прослеживается, как в сказе Бажова «Хрупкая веточка»: «В каждой ягодке крыжовника ровно зёрнышки видны, и листочки живые, даже маленько с изъянами: на одном дырки жучком будто проколоты, на другом опять ржавые пятнышки пришлись. Ну, как есть настоящие. Одним словом – сортовая работа!».

– Бажова читайте! Бажов, он ведь не сказки писал, а сказы, в которых за основу жизнь взята! И если вы попали под чары Хозяйки Медной горы – это на всю жизнь! Я ни одного человека не знаю, кто занимался бы камнями и по какой-то причине бросил это дело.

Мастеру в нынешнем апреле исполнится 65. С одиннадцати лет он занимается камнями, в двенадцать – ездил по карьерам, рудникам, отвалам, в шахты спускался. В 1967 году принимал участие в первом слёте юных геологов России. Работал одно время на добыче аметистов. Посетил более 200 месторождений. Он – геолог, художник, знаток ботаники, коллекционер. Говорит, что гены от деда-художника ему передались, с детства любил лепить и рисовать.

Виктор Михайлович – член Творческого Союза Художников России и Международной Федерации Художников (IFA), член Международного Мемориального Фонда Карла Фаберже, заслуженный деятель камнерезного искусства. Кавалер ордена Денисова-Уральского, высокую награду мастеру вручал сам Валентин Васильевич Скурлов – искусствовед, эксперт по изделиям Фаберже.

– По образованию я геолог. Закончил Исовский геологоразведочный техникум, затем Пермский госуниверситет. Но имею право праздновать не только день геолога, но и день предпринимателя, день художника, день ПВО, день ювелира.


Васильев из тех, кто не любит вариться в собственном соку, он участвует в выставках, конкурсах, организует персональные показы. Например, в 2005 году стал официальным участником Всемирной выставки в Японии, где очень хорошо знают и понимают язык камня.

В плену у Хозяйки Медной горы
На лугу. 2008 г. Аметист, нефрит, везувиан, золото, серебро.


У Виктора Михайловича большая коллекция минералов – больше двух тысяч образцов, среди которых есть уникальные.

– В 2001 году Владимир Путин приезжал, ему дарили мою орхидею из камня. Борис Ельцин с дочерью, когда уже в отставке был, получил в дар мой цветок, нурсултану Назарбаеву возили работу, и президенту ЮНЕСКО от жителей нашего города презентовали одно из моих изделий.

И вправду, работы потрясающие. Мы любуемся на каменные «Крокусы», пробивающиеся из-под снега, который великолепно имитирует щётка горного хрусталя. Тонкие нефритовые листья, чашелистики из шайтанского перелива, а внутри лепестков из аметиста – серединка из цитрина в золотой оправе. Какая совершенная работа! Цветочные композиции мастера хранятся во многих частных коллекциях ценителей.

Виктор Васильев создаёт свои шедевры с помощью алмазного резца и воображения, но вначале делает эскиз на бумаге.

– А дальше черновые детали вытачиваю. Вот розовый кварц для цветочков, а вот заготовки листьев, засверленные под крепления. Заготовки под чашелистики. Здесь золото с рубинами. Форму придаю на станках. Большие каменные блоки вначале режем на заготовки. Тонкие заготовки – на подрезном станке заготавливаем. На фрезерном – маленькие вырезаем.

Во время работы в мастерской очень шумно. С малахитом стараюсь не работать, пыль плохо смачивается – ядовитая. Хотя стол из тагильского малахита сделал, почти 20 лет набирал из пластин. И камин из мрамора, который не смог продать, дома установил...

Признанный мастер, в талантливых руках которого оживают уральские камни, радуя своей неповторимой красотой, планирует создание музея. Надеемся, нас туда скоро пригласят.

Наталия Колесниченко
Газета «Новатор» №7, 14 февраля 2019 года


В плену у Хозяйки Медной горы
Одуванчики. 2004 г. Горный хрусталь, нефрит, авантюрин, яшма, золото.


В плену у Хозяйки Медной горы
Ирисы в вазе. 2008 г. Лазурит, нефрит, горный хрусталь, золото.